РОБИНЗОН Крузо

Найдено 1 определение
"РОБИНЗОН Крузо"
роман (1719) английского писателя Даниэля Дефо (1660–1731). «Роман Даниеля Дефо “Жизнь и необычайные поразительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йорка, прожившего двадцать восемь лет в полном одиночестве на необитаемом острове у берегов Америки, близ устья великой реки Ориноко, куда он был выброшен кораблекрушением, во время которого погиб весь экипаж, исключая его одного, с изложением его неожиданного освобождения пиратами” был первым романом приключений вошедшим в занимательное чтение детей всех стран земли… Увлекаться Робинзоном ребята начинали с очень раннего возраста... Приходится пожалеть, что юному русскому читателю долгие годы приходилось знакомиться, вместо самого романа Дефо, с его распространенной скучно-назидательной переделкой, принадлежавшей перу немецкого педагога Иоахима Кампе. Переделкой, осмеянной Белинским. А немного спустя уже не один, а два немецких педагога, Л. Гюнтер и В. Лаукарт, привели роман Дефо, увы, в соответствие с современными им требованиями педагогики!.. В конце XIX века на необитаемый остров взамен сурового моряка по милости авторов детских книг попала девочка. Книга Э. Гранстрем называлась “Елена-Робинзон”. Переделкой этой девчоночьей робинзонады явилась выпущенная М.О. Вольфом в Петербурге повесть “Девочка-Робинзон, или Леля (в другом варианте – Наденька) на необитаемом острове”. В этом повествовании, по определению издательской аннотации, “много милой нежности” и наряду с ней “рассыпано множество весьма основательных сведений по части физики, ботаники, зоологии, метеорологии и пр.”» (Бегак, 1985; 67–68, 72). «В 1873 г. появилась, а затем выдержала десятки изданий переработки “Робинзона”, сделанная детской писательницей А.Н. Анненской…» (Алексеева, 1960, 367)
О нач. ХХ в.: «Посмотрим же, были ли в самом деле так богаты старые книжные полки. Да, конечно, их нельзя назвать бедными, если… на них стояли в голубом и красном коленкоре “Робинзон Крузо”, “Гулливер”, “Русские народные сказки”… Но разве можно назвать эти старые книжные полки богатыми…, если Робинзона переводили то с французского, то с немецкого, сокращая, обрабатывая, иллюстрируя его так, чтобы он как можно меньше походил на героя философской повести XVIII века, а был причесан по “вольфо-девриеновской” моде» (Маршак, 1971–7, 284–285).
О мальчиках 10–11 лет в середине 1870-х гг.: «Панычи переглянулись. “Ты знаешь, Сережа, как мы его назовем? – обратился к брату Володя. – Робинзоном Крузо. Идет?” “Идет... Вот отлично ты придумал! – обрадовался Сережа. – Рыжик, слушай: ты знаешь, как мы тебя назовем? Робинзоном Крузо… Робинзон Крузо – хорошее имя: он герой... Он на необитаемом острове жил один-одинешенький и с дикарями воевал... Так ты хочешь быть Робинзоном?” “Я кушать хочу”, – раздался голос Саньки… “Он прав, что есть хочет, – тихо проговорил Володя, обращаясь к брату, – и Робинзон тоже есть хотел. Вот мы сейчас отправимся домой, раздобудем провизии и спустим ее нашему Робинзону в яму”. “Вот отлично! – по обыкновению восторженно подхватил Сережа и, ещё раз нагнувшись над ямой, прокричал, войдя совершенно в роль. – Робинзон, ты слышишь? Мы сейчас спустим тебе провизию…”» (Свирский, [1901] 1975, 82–83). Актриса Н.Л. Выгодская (1898–1967) о СанктПетербурге во вт. пол. 1900-х – нач. 1910-х гг.: «Наша мать очень любила читать мне и брату и приучила нас к книге в ранние годы. У моего маленького брата были излюбленные друзья – книги, герои книг и даже отдельные отрывки. Так он говорил обычно упрашивая маму вновь и вновь почитать “Робинзона Крузо”: “За вторую главу – отдам полжизни!” Эти первые детские увлекательные книги приключений – “Робинзон”, “Гулливер” и особенно “Дети капитана Гранта” – мои излюбленные друзья в красочных иллюстрациях были неразлучны долгие годы с нами, и, хотя на смену им приходили новые, они сохраняли свое прочное место в нашем детском сердце» (Автобиографии, 1998, 229).
О 1915 г.: «“...Той зимой мне исполнилось шесть лет, – вспоминает о своем детстве сотрудник Ленинградского дома детской книги Ольга Хузе. – И с того времени книга о Робинзоне стала моим другом на всю жизнь. Длинные зимние вечера просиживала я за общим столом, склоняясь над книгой, с неостывающим вниманием рассматривала рисунки к ней и каждый раз находила в них что-нибудь раньше не замеченное. Невидимкой ходила за Робинзоном по острову, знала все тропинки, все кусты и деревья на его пути, тревожилась и пугалась вместе с ним… Я стала играть в жизнь Робинзона на острове. Кукольный дом стоял на ящике, а ящик стал хижиной Робинзона!.. И вся комната виделась мне необитаемым островом... ...Пусть навсегда в моей памяти, – говорит автор воспоминаний, – останется тот Робинзон, с которым я познакомилась в шесть лет и которого до сих пор люблю, как хорошо знакомого человека...”» (Цит. по: Бегак, 1985, 68).
О 1930-х – 1950-х гг.: «В наше время “Робинзон Крузо” остаётся любимой детской книгой» (Алексеева, 1960, 366).
О Шадринске в 1995 г.: «Когда мне было 7 лет, я пошла в школу, там у меня возникла любовь к книгам. Моя первая книга, прочитанная мною, была “Робинзон Крузо” Даниэля Дефо. Единств. книга, которую я читала с охотой, с чувством узнать что-то новое для себя» (048).

Источник: Энциклопедический словарь русского детства В двух томах.



Найдено научных статей по теме — 3

Читать PDF
141.58 кб

Робинзон Крузо. Приключение моряка из Йорка, или роман-музей

Мухин Андрей Сергеевич
В эпоху Просвещения появляется музей как социальная институция, обусловленная рождением особой парадигмы века Разума. Представления о мире и человеке приобретают специфический характер ввиду географических и научных открытий.
Читать PDF
143.32 кб

Поговорить с Робинзоном Крузо (к публикации статьи А. Айера «Может ли существовать индивидуальный яз

Ладов Всеволод Адольфович
Читать PDF
621.85 кб

96. 03. 030. Муше К. Робинзон Крузо: педагогический герой у Руссо и Кампа. Mouchet С. Robinson Cruso

Мордвинцева Л. П.