ПАРОДИЯ

Найдено 2 определения
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] Время: [современное]

Пародия
(parodia – пение наизнанку) – буквально – песня наоборот – шуточное или насмешливое подражание какому-либо произведению с соблюдением внешней формы и тона последнего, но с отклонением от сущности при внешнем соответствии.

Источник: Педагогика досуга терминологический словарь. Уфа. 2007

ПАРОДИЯ
(от греч. παροδία — ‘перепев, пение наизнанку’) — способ, приём воспроизведения чужого стиля или чужого слова, предполагающий создание текста-«смехового двойника» [Бахтин 1979], развенчивающего пародируемый субъект или прототекст (его жанровые, стилевые особенности), демонстрирующего смысловую абсурдность, внутреннюю несостоятельность пародируемого или литературные, творческие возможности пародиста. Представление о П. как о самостоятельном литературном жанре было доказательно оспорено Ю. Тыняновым.
Классический пример литературной П. — «смеховой двойник» поучительно-философского стих. И.И. Дмитриева, написанного в жанре аполога:
Репейник и Фиалка
Между Репейником и Розовым кустом
Фиалочка себя от зависти скрывала;
Безвестною была, но горестей не знала.
Тот счастлив, кто своим доволен уголком.
Откликнулись на это произведение под влиянием первой (из обозначенных выше) коммуникативной установки в 1926 году А.С. Пушкин вместе с Н.М. Языковым:
Закон природы
Фиалка в воздухе свой аромат лила,
А волк злодействовал в пасущемся народе,
Он кровожаден был, фиалочка мила.
Всяк следует своей природе.
Этот пример доказывает, что пародирование, по справедливому замечанию великого поэта, определявшего П. как «искусство подделываться под слог известных писателей», «требует редкой гибкости слога; хороший пародист обладает всеми слогами...» (Пушкин 1827). Литературные достоинства П. выходят на первый план в том случае, если автор её руководствуется прежде всего второй (из выделенных нами) коммуникативной установкой, как, напр., А. Архангельский при создании прозаических пародий, Ю. Левитанский в состязательном поэтическом диалоге с Б. Ахмадуллиной, А. Иванов в откликах на стихи его современников. Их пародии привлекают не столько актуальностью или оригинальностью авторской позиции, уничтожающей идейный смысл прототекста, сколько блистательной игрой поэтического воображения, языковой игрой.
При создании «смехового двойника» могут пародироваться различные объекты прото-текстов: 1) самые характерные элементы стиля прототекста — стилистика в той или иной сфере общения, повторяющийся стилистический приём, предпочтительное использование тех или иных языковых единиц и пр.; 2) лингвостилистические и/или сюжетно-композиционные средства одного произведения для комического осмысления другого объекта — литературного или социально-исторического факта [Лушникова 2010]. Напр., в пародии сатирика В. Ардова объектом становятся канцелярские штампы официально-деловой речи, которые, проникая в другие сферы общения, делают речь неуклюжей и тяжеловесной: Лица, ходящие по траве, вырастающей за отделяющей решёткой, ломающейся и вырывающейся граблями, а также толкающиеся, пристающие к гуляющим, бросающиеся в пользующихся произрастающими растениями, подставляющие ноги посещающим, плюющие на проходящих и сидящих, пугающие имеющих детей, ездящие на велосипедах, заводящие животных, загрязняющих и кусающихся, вырывающие цветы и засоряющие, являются штрафующимися.
В пародии «Молитва моего соседа» И. Захватаева (1902) пародируются композиционно-стилистические свойства молитвы: Прости, господи, грехи вольные и невольные рабу твоему Сидору! Прости, Господи, и помилуй! Спаси меня, Господи, от несчастий, болезней, а пуще всего от смерти! Спаси, Господи, детей моих и жену мою, и любовницу мою! Но если, Господи, захочешь наказать меня, накажи жену мою, даже детей моих, даже любовницу мою, а меня помилуй! Спаси, Господи, моих соседей, пока они не причиняют мне зла! Пошли, Господи, успеха в делах моих! Помоги, Господи, подешевле купить и подороже продать! Из прибыли пожертвую сто рублей на украшение храма. А может быть, пятьдесят, если прибыли будут не особенно велики. Помоги, Господи, сбыть партию загнившей рыбы! У подрядчика Севастьянова работает артель в двести человек, она могла бы съесть всю мою рыбу. Надоумь его, Господи, купить эту рыбу у меня, я ему сделаю уступку и пожертвую в церковь на новую ризу отцу Никанору. Господи, пошли мне хоть малую толику от щедрот твоих, ну хотя бы столько, сколько ты послал соседу моему Толстопузову! Неужели он, обанкротившийся уже дважды, более, чем я, заслужил щедрот твоих, Господи? Выведи из сомнений грешную мою душу, спаси и помилуй меня, Господи! Аминь. Как видим, в пародии воспроизводится основной речевой признак жанра молитвы — адресованность (см. Адресат) к Богу с просьбой. Однако в устах героя мольба вместо возвышенного обращения верующего к Всевышнему, которое должно стать «возношением ума и сердца к Богу, являемом благоговейным словом человека к Богу» [Библейская энциклопедия 1990], превращается в саморазоблачение. Пародийная форма позволяет сатирически представить алчность, эгоизм и завистливость молящегося купца.
Принципом отбора речевых средств при создании П. являются взаимодействие двух тенденций — сходства с прототекстом и противопоставленности ему: сходство основывается на узнавании в пародии речевых элементов пародируемого объекта, противопоставление основывается на зарождении в П. новых смыслов, противоположных тем, что заложены в прототексте. Новые смыслы рождаются благодаря гротесковости использования «чужого слова». Гипертрофированно представленная стилевая примета или совокупность примет, высвеченная остроумием пародиста, предстаёт намеренно сниженной, как бы разоблачённой. То, что хотели представить значительным, возвышенным, а порою и трагичным, предстаёт в комической форме. Комичность создаётся использованием множества стилистических средств, которые строятся на сходстве-различии, сближении-отталкивании. В предложении это окказионализмы, каламбур, оксюморон, ирония, на уровне высказываний — алогизм, парадокс, абсурд. Напр., каламбур основан на звуковом сходстве и семантическом различии, разрядка — на синтаксическом сходстве и семантическом различии, ирония — на сходстве денотативного значения и различии в оценочной коннотации, гипербола — на тематическом сходстве и количественном различии и т. д. [Лушникова 2010].
Лит.: Бахтин М.М. Проблемы поэтики Ф.М. Достоевского. М., 1979; Берков П.Н. Из истории русской пародии ХVIII—ХХ вв. // Вопросы советской литературы. Т. 5, М.—Л., 1957; Библейская энциклопедия. Трудъ и издаше архимандрита Никифора. М., 1891 (Репринтное издание. М., 1990); Горшков А.И. Русская стилистика. М., 2001; Лушниковам Г.И. Когнитивные и лингвостилистические особенности литературной пародии: ДД. Кемерово, 2010; Преображенский С.Ю. Языковые средства выражения пародии в произведениях М.Е. Салтыкова-Щедрина. М., 1983; Пропп В.Я. Проблемы комизма и смеха. СПб., 1997; Тынянов Ю. Достоевский и Гоголь. (К теории пародии). Пг., 1921; Фрейденберг О.М. Происхождение пародии // Труды по знаковым системам. Т. 6. Вып. 308, Тарту, 1973; Хализев В.Е. Пародия // Теория литературы. М., 1999.
Н С. Цветова

Источник: Словарь по риторике языкознанию и эффективному общению.



Похожие термины:

  • ПЕСНИ-ПАРОДИИ

    песни с заново написанным или комически изменённым текстом; значимый элемент субкультуры детства. «В разных регионах страны широко бытуют так называемые “песни-пародии”. Они популярны среди под