КОСЫ

Найдено 1 определение
КОСЫ
косички (у девочек) – заплетённые волосы.
О нач. 1940-х гг.: «Она была смешлива, весела, / Болтались косы в лентах за плечами…» (Тараховская, [1942] 1963, 77).
О перв. пол. 1940-х гг.: «Платьица – на стуле, / Девочки заснули. / Спать легли москвички, / Заплели косички… Скоро станут косами / Тонкие косички, / Скоро станут взрослыми / Девочки-москвички» (Барто, [1946] 1969–1; 61, 64).
О 1947 г.: «Сестры носили по две толстые и длинные косы. Они в этом году перешли в шестой и пятый классы, а брат – в третий. Позади у всех была самая страшная послевоенная зима 1946/47 годов, голодная для людей и скотины, щедрая на поголовный мор» (Сысоев, 1991, 67).
О конце 1950-х – нач. 1960-х г.: «Марине тринадцать лет. У неё светлая коса, такая толстая, что лежит на спине совсем неподвижно, ровно посредине, меж тоненьких лопаток. Марина гордится своей косой…» (Цюрупа, 1964, 17–18).
О Свердловске в середине 1960-х гг.: «Нельке исполнилось семь лет. Она в коричневом платье с белым фартуком, волосы заплетены в косы с белыми бантами, на ногах белые гольфы с бомбошками» (Смирнова, 2005).
О 1960-х гг.: «Были и у меня чудесные соседи и чудесный двор. Но жил в этом дворе злой гений по имени Толька. И вот однажды все соседи, как в те времена водилось, «гуляли» на свадьбе его сестры. Всем было весело. А мне особенно. Потому что мама ухитрилась заплести в две тугие косички мои жесткие, непослушные кудряшки и оснастила их роскошными красными бантами. И вот этот самый злой гений Толька подкрался ко мне сзади и здоровым кухонным ножом, которым нарезали сало на пиршественный стол, отхватил одну из принадлежащих мне чудесных, толстеньких косичек. Убежала я тогда за сараи, спряталась там и горько-горько плакала, сжимая в руке то, чем только что так гордилась. Плакала я, плакала, а потом пришла мне в голову гениальная мысль: уж если волосы растут на голове, то в земле-то моя косичка в два счета вырастет! И стала я копать ямку, чтобы посадить мою косичку…» (Кодзаева, 1989, 27). Дёргать за косу (девочек) – тянуть, тащить, отрывистыми и резкими движениями за косу; распространённое мальчишеское озорство.
О конце 1890-х гг.: «Лёля сказала: “Это Минькина работа”. Я дёрнул Лёлю за косичку и сказала: “Это меня Лёлька научила”» (Зощенко, [1939] 1968–1, 216).
О соединении женской и мужской гимназий в единую трудовую школу в 1918 году: «“Мальчишки будут за косы дергать, – сказала басом толстая гимназистка, – или целоваться начнут”» (Кассиль, 1935, 159).
О вт. пол. 1940-х гг.: «Алёша появился в детском саду всего месяц назад. Никто не знал, почему он так любит дёргать чужие косы… А девочки визжали. И не только визжали а иногда и плакали. Зинаида Фёдоровна не раз наказывала Алёшу: не разрешала играть с другими ребятами. Но проходил день-два – и он опять дёргал кого-либо за косу… Даже на прогулке, когда ребята строились парами, никто из девочек не хотел становиться впереди Алёши. Попробуй встань! Он обязательно дёрнет тебя за косу!» (Баруздин, [1951] 1960, 23).
О вт. пол. 1940-х гг.: «На крыльце появилась Лида, посмотрела на Федю далеко запрятанными маленькими глазами, мотнула коротенькими косичками. “Иди есть, мама сказала”. “У, шепталка, даже противно!” “Не твое дело” “Я бы тебе, знаешь, как поддал, если бы не ныла!” “А я маме скажу. Вот и скажу, скажу, скажу. Федя схватил ее за косы”. “Мама! – запищала Лида негромко. – Вот дёрни ещё, так будешь знать!” Но Федя не стал больше дергать» (Грязнов, 1955, 24). «Сегодня [после 1954 года] в этой школе и мальчики и девочки сидят за одной партой. Но было время [с 1944 по 1954 г.] – здание называлось “Мужская средняя школа” и девочки обходили его стороной: не ровен час, еще выскочит из дверей какой-нибудь сорванец, снежком залепит или за косу дёрнет» (Дик, 1956, 4).
О конце 1950-х гг.: «У Лоры Финогеновой большие синие глаза, а косы словно из золотых колосков сплетены, пушистые, длинные, – таких больше ни у одной девочки в школе нет. Радоваться бы только таким косам, а вот Лоре они причинили немало огорчений. И не потому, что мальчики дергали за них, едва они начинали отрастать – это бы еще можно было перенести, тем более что в шестом классе стали дергать меньше и не так уж больно, – но тут одна за другой стали приходить записки, в которых мальчики-одноклассники предлагали Лоре дружбу до гроба…» (Черноголовина, 1960, 96).
О перв. пол. 1960-х гг.: «Как и мы со Смаковым, [Ёлкин] получал тройки и четверки… На переменах, как и все, валился в “кучу малу” и дергал девчонок за косы» (Минчковский, 1966, 51).
О 1970-х гг.: «В одном детском саду жили-были три мальчика… А с третьим… никто из ребят не хотел играть… То игрушку отнимет, то девочку за косичку дёрнет» (Туричин, 1976, 3).
О Шадринске в середине 1980-х гг.: «В школе нас парни очень обижали… Нам не было от них никакого покоя. Они… постоянно дергали нас за косички и обзывались… Была у них привычка задирать нам формы и обсмеивать… Не могу сказать, что обиженными были единицы, это были массовые облавы» (460).
О 1997–2002 гг. в Шадринске: «В школе мальчики дёргали девочек за косичку. Это стало наиболее популярно, начиная с класса 6 и до 11. Дергали обычно во время уроков. Девочки сердились или делали вид, что сердятся, и пытались тоже чем-нибудь ответить (например, дать учебником по голове). В старших классах мальчики дёргали за волосы, чтобы снять резинку с головы. Если это им удавалось, они забирали резинку, а девочки всячески пытались её вернуть, выхватить из рук... Жертвами становились девчонки, которые сидели рядом» (111). Косу обмакивать в чернила - школьная шалость.
О 1954 годе: «Минуты не прошло, и снова над его ухом прошелестело: “Ой, ка-ак пло-охо!”… [Женю] взяло сомнение. “А что у меня неверно? Костина, где у меня ошибка?” Лида будто не слышала. Перед Женей темнел её затылок. Торчали тугие косички с коричневыми бантами. Лида ещё больше повернулась спиной, немного склонила голову набок. Одна косичка свесилась над чернильницей в углублении парты. Искушение было слишком велико. Просто невозможно было пропустить такой удобный случай… Женя осторожно ухватил двумя пальцами кончик косички, и он погрузился в чернильницу. Затем всё произошло очень быстро. Лида внезапно шевельнулась. Мокрый хвостик, роняя фиолетовые капли, мазнул Женю по лицу и превратил его не только в Усатика, но и в Бородатика. Раздался вскрик Лиды, испуганно глядевшей на свою тетрадку, всю в кляксах. И вот Лида стоит и плачет и зажимает в руке кончик косички. Между лиловыми пальцами стекают у Лиды лиловые капли. Елена Сергеевна берёт Женю за руку и сама отводит его в угол: “Останешься после уроков и при мне будешь снова писать это упражнение. Лида, ступай в умывальную и хорошенько отмой косу и руки. Галя Степанова, проводи её, помоги ей умыться”. Галя Степанова выводит плачущую Лиду. В классе напряжённая тишина. Лицо учительницы не просто строгое, а необычно недовольное. На следующем уроке Лида, которую Галя отмывала всю перемену, неподвижно сидела на самом кончике парты… На арифметике Женя придвинулся к Лиде и пробормотал: “Я не нарочно обмакнул... Коса сама влезла в чернильницу… Лида не шелохнулась» (Котовщикова, 1956, 41–42).
О 1950-х гг.: «Варя учится в третьем классе и на уроках пения поёт в первых голосах. Кончик её беспокойной косички вечно перепачкан чернилами. За Вариной спиной сидят в классе подружки, которые в хоре поют во вторых голосах, поэтому они изредка макают Варину косичку к себе в чернильницу. Извольте сами судить, что значит первый голос и второй, какая между ними пропасть (так думает Варя)» (Коршунов, 1959, 77).
О конце 1950-х – нач. 1960-х г.: «Марина гордится своей косой… В классе 6 “Б”, где её избрали старостой, она воспитывает всех так усиленно, что мальчишки уже стали показывать ей язык и обещали окунуть косу в чернильницу…» (Цюрупа, 1964, 17–18). Привязывать косы к спинке парты, скамейке, стулу.
О конце 1940-х – начале 1950-х гг.: «Костя встал, с трудом собираясь с мыслями. Он занимался тем, что привязывал косичку Лёли к спинке парты и не успел ещё подрать ответ» (Антонов, 1955, 39–40).
О Челябинске 1960-х – 1980-х гг.: «О первом впечатлении от школы пишут и стар и млад. Все уж и забыли о двойках по физике и биологии, о вредных мальчишках, что привязывали косы к стулу ленточками» (Кумейко, 2006–5, 3).

Источник: Энциклопедический словарь русского детства В двух томах.