Педагогика в системе наукПЕДАГОГИКА ВЗРОСЛЫХ

Педагогика великих цивилизаций Востока

Найдено 1 определение:

Педагогика великих цивилизаций Востока

На П. великих цивилизаций Востока определяющее влияние оказал подчеркнуто традиц. характер вост. общества; примат социального (семья, община, каста, гос-во) или религиозного над личностно-индивидуальным, синкретизм разл. сфер жизни людей. До проникновения в крупнейшие страны Востока идей зап. науч. П. (кон. 19 в.) пед. знание оформлялось в связи с древнейшими ре лиг.-философскими учениями и с традиционной образовательной практикой.

Дальневост. цивилизация сложилась во 2-й пол. 1-го тыс. до н. э. на терр. Китая. Ее идеологическим выражением стали возникшие в сер. 1-го тыс. до н. э. даосизм и особенно конфуцианство, а с сер. 1-го тыс. н. э. и буддизм. В 1-м тыс. н. э. Дальневост. цивилизация утвердилась в Корее и Японии, органически синтезируя местный уклад жизни и духовной религ. традиции. Пед. мысль Дальневост. цивилизации ориентировалась на целостное восприятие человеческого духа и бытия, стремилась превратить саму жизнь в средство воспитания. Дальневост. пед. традиция, не различая высшую мудрость и обыденное сознание, обосновывала устремленность воспитания к безыскусной данности жизни. Это стало одной из предпосылок длит. устойчивости и жизнеспособности Дальневост. цивилизации. Мудрость и заветы предков, следование к-рым признавалось безусловно обязательным для всех, воплощались в ритуалах и канонич. текстах. Изучая и усваивая их, люди как бы готовились к тому, чтобы встать на Истинный Путь (Дао). Учение приобретало самостоят. значение, становилось высшей культурной ценностью.

Способность человека учиться воспринималась как проявление свойств его изменчивости, роста, возмужания. Однако рамки этих изменений были жестко детерминированы традицией. Усвоивший традиц. взгляды и нормы считался мудрым, ибо знал, где должен остановиться (мудрость связывалась прежде всего с чувством меры). Верность образу мыслей и поведения, усвоенным в ходе учебы, ставилась выше способности к созданию новых понятий и форм поведения. Личность как бы растворялась в своих социальных связях, призванная реализовывать надындивидуальные традиц. ценности и находить удовлетворение в осознании выполненного долга.

В конфуцианск. традиции подлинное учение трактовалось как перевод внешних образов мира в сокровенную, хранимую сердцем правду вещей. «Изучение вещей» понималось как «исправление сердца», гармонизация разума и чувства, как процесс человеческого самопознания и самосовершенствования; оно обеспечивало «согласие в семье» и «порядок в государстве». Утверждалось, что образованный человек не может быть безнравственным, а нравственный — необразованным.

Образование было частью всего традиц. уклада гос— в Дальневост. цивилизации. Оно подразделялось на «малое» (чисто школьное) и «большое» (получаемое в зрелом возрасте путем свободных занятий и размышления), а также на «внешнее» (усвоение правил поведения в обществе) и «внутреннее» (самосовершенствование человека). Пед. традиция трактовала учение как единств, способ реализации задатков, глубинный смысл к-рого заключался в «созерцании мудрецов» — во внятном, но все же непостижимом качестве переживания. Под влиянием конфуцианства стала выделяться как одна из центральных проблема воспитания добродетельного человека, обладающего чувством долга, сформированными нормами поведения, знанием, верностью и сыновьей почтительностью. Семья считалась прообразом и школы, и гос-ва. Движущей силой подлинного учения, истоком нравств. усилий человека считалось открытие собственного «несовершенства» и стремление к его преодолению. Учитель, отец и правитель сливались в едином образе, в нераздельном единстве выступали мораль и культура, власть и авторитет, учение и жизнь. Почтительность к старшим и преданность государю, сведение ритуала к потоку внутр. жизни, осмысляемой и сознательно прожитой, стало в равной степени достоянием и конфуцианства, и даосизма, и буддизма.

Дальневост. цивилизация пыталась преодолеть противоречия, к-рые несли с собой обществ. разделение труда, иму-ществ. расслоение и социальное неравенство, максимально возможной консервацией традиций, в т. ч. образовательных. Человеческая индивидуальность воспринималась не как своеобразие, а как соответствие установленному эталону. Вплоть до 2-й пол. 19 в. пед. трактаты на Д. Востоке полны намеков и притч, афоризмов и иносказаний (см. также Древний Восток, раздел Китай).

Пед. традиции Южноазиатской цивилизации ориентировались на стремление обеспечить каждому человеку возможность углубиться в себя, уйти от бренности жизни, высвободить свой внутр. мир из паутины социальных связей, глубоко чуждых его подлинной сути, стремящейся к слиянию с надличным и надсо-циальным божественным Абсолютом. Становление Южноазиатской цивилизации, центром к-рой была Индия, происходило на протяжении 1-го тыс. до н. э. Ее идеологич. выражением стал индуизм, синтезировавший в себе традиции вед и брахманизма. Как мировоззрение и образ жизни, как система социальных и этич. норм, индуизм отражал общинный уклад и кастовый строй в гос. образованиях Южной Азии. Буддизм, зародившийся в Индии в сер. 1-го тыс. до н. э., почти через 10 веков практически полностью утратил свои позиции в этом регионе. Ислам, распространившийся в ходе араб. завоеваний 8- 12 вв., сосуществовал с индуизмом, но остался чуждым автохтонной цивилизации.

Культура Южноазиат. цивилизации проникнута ритуальным символизмом. Человек представал органичной (но не центральной) частью гармонично организованной Вселенной. Он мог взаимодействовать с ней, но не воздействовать на нее. Поэтому в качестве гл. образоват. идеи провозглашалась задача «научить» человека созвучию со Вселенной.

Пед. традиция Южноазиат. цивилизации опиралась на принцип единства трех обязанностей человека: перед Богом (для исполнения к-рой человек должен изучить и исполнить священные обряды); перед мудрецами прошлого (для исполнения к-рой нужно изучить их духовные и проф. традиции и продолжить их); перед предками (для исполнения к-рой человек должен дать детям должное воспитание, чтобы они жили достойно и совершали жертвоприношения в честь предков, обеспечивая благополучное переселение их душ). Южноазиат. пед. традиция исходила из представления о том, что ребенок не ведает священного закона и обязанности, справедливости и истинности — дхармы; он постигает ее в процессе обучения. Будущие качества человека зависят от соотношения воплощенных в нем мировых элементов (гун), к-рые как бы осуществляют его связь с мирозданием и несут в себе три начала — светлое, активное и темное. Отчасти их соотношение в каждом человеке определяется при рождении принадлежностью к той или иной касте. Однако путем овладения совершенным знанием, через суровое воспитание и самовоспитание человек может преодолеть собств. природу, побороть влияние низших гун, возвыситься над кастами, став равным миру мудрецом-аскетом.

Согласно индуистской традиции, человек в своем жизненном цикле проходил четыре этапа: ученик, домохозяин, отшельник, аскет. Семья (большая семейная община с сильной властью отца, скрепленная узами сакральных ритуалов) осмысливалась как первая и исходная воспитат. ячейка общества. Отец представал божественным наставником, порождающим своим словом в ребенке человека, пробуждающим разум, помогающим ему вырабетать отношение к окружающему миру. Отношениям ученика и наставника придавалось особое значение; достижение духовной близости между ними создавало основу успешности воспитания и обучения, в результате к-рых ученику открывались пути к знанию и состояниям, доступным членам высших каст, т. н. новое рождение.

Идеал совершенствования человека содержал в себе потенц. возможность уйти от страданий, сопровождающих повседневную жизнь. Воспитание же было призвано помочь ему пройти этот путь. Однако за человеком сохранялось право выбора: оставаться в миру, живя по обычаям и законам своей касты, или уйти из мира, вырваться из паутины традиц. связей, очиститься от страдания.

Возникновение в ребенке человеческих качеств трактовалось как переход в него души из другого, умершего тела, образ жизни к-рого (заслуги или проступки) накладывали печать на восприятие мира. Знание, особенно сакральное, считалось неотъемлемой частью Вселенной, обучение ему — частью жизни в ней. Одной из центр. пед. категорий была «видья», т.е. знание и наука. Видья делала человека спокойным, терпеливым, способным к правильному поведению. С видья теснейшим образом связана «винайя» — воспитание, руководство. Было принято говорить не об обучении, а о «воспитании наукой». Лишь должным образом настроенный человек мог изучить науки. Воспитание представало и условием усвоения знания, и результатом его приобретения в ходе учебы. Однако ни воспитание, ни обучение не всесильны, предел их возможностям ставят врожденные качества людей. Достичь идеала мешает как невежество, так и природа человека.

Базисные пед. традиции Южноазиат. цивилизации носили преим. ценностно-ориентированный характер. В Южноазиат. культуре признание права на индивидуальное существование «Я», слитое с Абсолютом, предполагало отработку соответствующих воспитат. механизмов. Жесткое кастовое деление общества закрепляло достаточно явно те пласты культуры, к-рые только и имели право усваивать представители разных социальных групп. Однако в принципе совершенствование человека объявлялось возможным, и те, кто достигал высот в этом, как бы вставали и над кастами. См. также Древний Восток, раздел Индия.

Колыбелью древнейших в истории человечества локальных цивилизаций, возникших в 4-м тыс. до н. э., стал Ближний Восток (см. Древний Восток, разделы Египет и Месопотамия). Здесь зародилась иудаистская религ.-культурная традиция. После завоеваний Александра Македонского Ближний Восток оказался включенным в ареал эллини-стич. культуры. На Ближнем Востоке на рубеже новой эры возникло христианство. Сочетание и взаимодействие мн. культурных традиций было важным источником формирования собственно ближневосточной цивилизации, стержнем к-рой стал ислам — одна из мировых монотеистич. религий. Он зародился в 7 в. в Аравии и к 12 в. распространился на огромной территории от Испании до Индии.

Человек в исламе представал не в системе его внешних социальных взаимодействий, не в процессе углубленного самопознания, а в отношении к Богу. Смыслом жизни считалось послушание, исполнение религ. обязанностей, предписанных Аллахом и являющихся долгом каждого правоверного. Предполагалось, что правоверный должен уверовать сердцем в Аллаха, провозгласить свою веру, совершать добрые, обусловленные искренними намерениями поступки. Вера в Аллаха рассматривалась как приобретенное качество, в формировании к-рого важное место отводилось воспитанию и обучению. Эти важнейшие для образоват. практики понятия четко различались. Обучение понималось как способ формирования теоретич. добродетелей при помощи слова, а воспитание — как способ формирования этич. добродетелей через развитую привычку человека совершать правильные действия. И обучение, и воспитание, согласно исламской традиции, в конечном счете основывались на приобретении человеком истинного знания. Знание подразделяли, во-первых, на предтечное и всеобъемлющее Божье, и, во-вторых, на человеческое обычное (мирское) и религиозное. Стремление к знанию считалось безусловным долгом каждого мусульманина.

Пед. традиция Ближневост. цивилизации центр. пунктом образования рассматривала изучение Корана и др. священных текстов. Однако высший смысл Корана не может быть постигнут разумом; необходим свет, направляемый Аллахом в сердца верующих. Именно сердце считалось высшим органом познания, способным увидеть самую суть вещей, вместить в себя Бога. Формирование человека рассматривалось, во-первых, в контексте божественного озарения, во-вторых, в контексте праведного образа жизни (как условия божественного озарения), что предполагало воспитание, и в-третьих, в контексте овладения знанием, способным обеспечить человеку достойное существование, что предполагало обучение.

Присущая Ближневост. цивилизации религ. идеология ставила перед наставником задачу интегрировать воспитуемого в систему исламских религ. этико-право-вых норм, помогать в их теоретич. и практич. освоении. См. также Мусульманская культура.

Пед. традициям великих цивилизаций Востока присущи нек-рые общие черты: признание важнейшего места в становлении человека за воспитанием и обучением (что способствовало их культивированию и интенсивному осмыслению в системе характерных для конкретной цивилизации представлений о жизни); тяготение к практич. реализации «целостного формирования» человека в соответствии с его положением в социальной иерархии и присущими ему возможностями; подчинение человеческой индивидуальности господствующей традиции, жесткое ограничение традиц. рамками самовыражения человека.

Традиц. основы великих цивилизаций Востока были потрясены столкновением с динамич. культурой Запада, влияние к-рой нарастало по мере развития бурж. отношений в Европе, а позднее и в Сев. Америке. Ближневост. цивилизация оказалась наименее затронутой зап. влиянием. Дальневост. цивилизация с ее религ. терпимостью и культом учения, восходящим к конфуцианской традиции, многое восприняла от Запада. В Южноазиат. цивилизации проявилось пассивное отношение к попыткам радикальной модернизации образоват. структур. В целом же на Востоке в течение 19-го и 1-й пол. 20 в. произошла Значит. переориентация в пед. традициях, в развитии образования, к-рая обеспечивала приобщение к зап. достижениям науки и техники.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Российская педагогическая энциклопедия

Найдено схем по теме Педагогика великих цивилизаций Востока — 0

Найдено научныех статей по теме Педагогика великих цивилизаций Востока — 0

Найдено книг по теме Педагогика великих цивилизаций Востока — 0

Найдено презентаций по теме Педагогика великих цивилизаций Востока — 0

Найдено рефератов по теме Педагогика великих цивилизаций Востока — 0