ЛюбительЛюбовь

ЛЮБЛИНСКАЯ Анна Александровна

Найдено 2 определения термина ЛЮБЛИНСКАЯ Анна Александровна

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] Время: [постсоветское] [современное]

Люблинская Анна Александровна

1903-1983) – доктор психологических наук, профессор. Основные проблемы исследования – действие и отношение к речи на разных этапах развития ребенка, развития мышления, соотношение знаний и действий, роли речи в чувственном познании, практике, в умственной деятельности. Разработала вопросы развивающего обучения, роли межпредметных и внутрипредметных связей. Исследовала проблемы творчества, нравственного воспитания на основе разработки концепции отношений. Известны ее работы – «Семейные отношения и их влияние на детей» (1940); «Очерки психического развития ребенка» (1959); «Детская психология» (1971).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Творчество. Краткий педагогический словарь

ЛЮБЛИНСКАЯ Анна Александровна

5(18).6.1903, Гродно, — 26.6.1983, Ленинград], психолог, д-р пед. наук, проф. С 1924, после окончания Ленингр. пед. ин-та дошк. образования, работала в ЛГПИ, в 1964—75 зав. кафедрой педагогики и методики нач. школы. Осн. проблемы исследования — действие и его отношение к речи на разных этапах развития ребенка, развитие мышления, соотношение знаний и действий, роль речи в чувственном познании, в практике, в умственной деятельности. Разрабатывала вопросы развивающего обучения, роли межпредметных и внутрипредметных связей. Исследовала проблемы нравств. воспитания на основе разработки концепции отношений.

Соч: Семейные отношения и их влияние на детей, [М, 1940, Причинное мышление ребенка в действ™, ИАПН РСФСР, 1948, в 17 Особенности освоения пространства детьми дошк. возраста, там же 1956, в 86, Очерки психич. развития ребенка, M, 1959, Опыт работы по эксперим.программам и нек рые вопросы теории обучения СП, 1968 М 11, Ранние формы мышления ребенка в кн Исследования мышления в сов психологии, M, 1966, Детская психология, M, 1971.

ЛЮБОВЬ, высшее чувство, проявляющееся в глубокой эмоциональной привязанности личности к другому лицу или персонализиров. объекту. Л. — чувство, трудно поддающееся формальному определению. Как отношение между людьми Л. характеризуется высшей эмоционально-духовной напряженностью и основана на открытии макс. ценности конкретного человека. Она не скована даже нравств. оценками и этим отличается от дружбы. Л как интимное и глубокое чувство может быть устремлена на др. личность, человеческую общность или идею (Л. к детям, родителям, Родине, жизни, истине и т п.) Однако сущность Л. наиб. полно проявляется в отношениях между людьми, самая яркая ее форма — индивидуальная половая Л. Абс. приятие конкретного человека ведет к тому, что практикуемые правила поведения и оценки утрачивают здесь свою непререкаемость, становятся относительными, подчиненными конкретной человеческой связи. Л — одна из форм преодоления отчуждения человека от человека, и поэтому может быть признана вершиной нравств. отношения к человеку. Но это такая вершина, с к-рой хорошо видна ограниченность всякой абстрактной морали. Л. самозаконодательна, свободна. Отсюда проистекает ее трагичность, порожденная конфликтом «абсолютности» господствующих нравств. требований и их относительности в рамках Л. Трагич. начало несет в себе не точько несчастная, неразделенная Л, но и счастливая, взаимная Л., с еще большей силой выталкивающая любящих за рамки обыденного и общепринятого. Особая роль Л. в нравств. очищении, приобщении к подлинным ценностям, воплощенным в идеях, боге или человеке, признавалась разл. культурными традициями. На нее указывали Платон (приобщение к миру подлинных сущностей — идей — через прохождение стадий Л.), Августин («познаем настолько, насколько любим»), нем. романтики. Источник ценностной познават. способности Л. раскрывает Л. Фейербах, она «возвышает предмет до сущности, и, таким образом, предмет лишь как сущность становится объектом любви». Гегель подчеркивает преобразующую роль Л. «она снимает всю односторонность, все исключения, все границы добродетелей». Познание Л. в истории культуры осуществлялось не только как проникновение в ее сущность и обоснование открываемой в ней ценности реального человека, но и как возведение в ранг абс. ценности самой Л. В христианстве Л. рассматривается как новый божеств, завет, принцип, превосходящий все остальные способности человека. Не только в религии, но и в ряде социальных утопий (Фейербах, Ш. Фурье и др.) понятие Л. используется для обоснования возможности воплощения должного путем эмоционально-ценностной перестройки. Важная линия осмысления Л. в 19 в. — противопоставление ее прагматизму, подчеркивание ее способности вырвать человека из системы узких социально полит. и личных интересов, из функцион.-ролевых отношений. Л. — свободное проявление человеческой сущности, она не может быть предписана или принудительно преодолена. Л не подчиняется никакому нормированию, но в моральном принципе Л., вменяемом человеку как его высш. долг, находит выражение представление о человеке как свободной личности, принимающей на себя всю полноту ответственности. В конечном итоге в Л. проявляется стремление человека к целостности и обретению мира во всем его богатстве.

В отличие от философии и иск-ва, рассматривающих Л. синкретически, в целом психология и др. науки о человеке подходят к ней аналитически, выделяя отд. элементы, параметры, предпосылки или типы любовных чувств и отношений. Слово «Л.» обозначает при этом два разных, хотя и взаимосвязанных явления переживаемое субъектом аффективное состояние, чувство, влечение, основанное на нем межличностное отношение, союз, где автономные «я» сливаются в столь же индивидуальное, нерасчленимое «мы».

Натуралистич. теории Л., включая психоанализ, выводили ее непосредственно из полового влечения (либидо). Но это понятие, как и «половой инстинкт», слишком неопределенно и не объясняет ни природы индивидуальных эротич. предпочтений, ни вариаций в типе, длительности и эмоциональной тональности Л.

Человеческая Л. — не столько биологический, сколько социокультурный феномен, результат ист. развития человека и индивидуализации его чувств и отношений.

Уже у животных выбор сексуального партнера предполагает определенные индивидуальные предпочтения. У человека это дополняется системой социальных запретов и предписаний, к-рые ставят чувство Л. и отношения между полами в зависимость от ряда этич. и эстетич. критериев, делая Л. социальной и культурной ценностью. Каждое конкретное определение Л. подразумевает какой-то культурный канон, систему ценностно-нормативных предписаний, производных от образа жизни народа и ведущих ценностных ориентации его культуры.

Любое филос. или житейское определение Л. предполагает противопоставление ее каким-то др. чувствам и отношениям, причем эта оппозиция является культурно специфической. Оппозиция «любовь — вожделение» описывает взаимосвязь духовного и чувственно-телесного начал, к-рая в одних обществах мыслится как отношение целого и части, в других — как гармонич. отношение равноправных начал, в третьих — как отношение высшего и низшего, в четвертых — как борьба противоположностей. Оппозиция «любовь — увлечение» противопоставляет глубокое и длит. чувство поверхностному и краткосрочному. Оппозиция «любовь — симпатия» базируется на различии страстной, неподконтрольной разуму эмоциональной привязанности и спокойного, ровного расположения, основанного на признании достоинств другого, и т. д Обсуждать свойства и закономерности зарождения, сохранения и развития Л. вне этих подразумеваемых оппозиций бессмысленно. Название не только обозначает явление, но оценивает и тем самым формирует его. Напр., слова «увлечение» и «влюбленность» б. ч. обозначают первую, начальную стадию Л. Фактически же отличить Л. от увлечения возможно лишь в результате проверки временем. Формула «это любовь» выражает ориентацию на дальнейшее развитие и углубление отношений, тогда как формула «это просто увлечение» предполагает, что оно останется временным, преходящим. Отсюда — неустранимая психол. сложность, проблематичность любовных отношении, в к-рых нравств. требование ответственности и точности в определениях («люблю» или только «нравится») то и дело наталкивается на текучесть и изменчивость эмоциональных состояний, не поддающихся строгому определению.

В отличие от симпатии и дружбы Л. амбивалентна, она может иногда переходить в ненависть. Поэтому в психологических исследованиях обычно разделяют «Л.» как безотчетное влечение, привязанность к другому и «симпатию » как расположение. Эти чувства нередко не совпадают.

Уже древние философы пытались классифицировать разные типы и формы Л. Совр. социальная психология (Д. Ли) экспериментально различает неск. разных стилей или «цветов» Л Эрос. — бурная, исключительная Л.-страсть, стремящаяся к полному физич. обладанию; людус — гедонистич. Л.-игра, не отличающаяся глубиной и направленная гл. обр. на получение удовольствия, сторге — спокойная, теплая и надежная Л.-дружба, прагма — основанная на сочетании людуса и сторге, рассудочная, поддающаяся сознат. самоконтролю Л. по расчету; мания — иррациональная Л.-одержимость, полная зависимость от объекта влечения и неуверенность в себе; агапе — бескорыстная Л.-самоотдача, стремление раствориться в любимом, синтез Эроса и сторге. Каждая из этих моделей выражает определенный индивидуальный стиль Л., но они могут также совмещаться в одном лице, будучи направлены на разных партнеров. Так что классич. вопрос. шк. диспутов «Можно ли любить сразу двоих или троих?» вовсе не так наивен, как думают взрослые.

Для педагогики наиб. практич. значение имеют возрастные параметры Л. Хотя сексуальная жизнь человека и его любовные переживания (возраст первых увлечений, их сила и эротич. окрашенность, степень влюбчивости и т. д.) имеют свои психофизиол. основы, они в гораздо большей степени зависят от коммуникативных свойств, формирующихся в процессе индивидуального развития. Как писал А. С. Макаренко, «человеческая любовь не может быть выращена просто из недр простого зоологического полового влечения. Силы «любовной» любви могут быть найдены только в опыте неполовой человеческой симпатии. Молодой человек никогда не будет любить свою невесту и жену, если он не любил своих родителей, товарищей, друзей. И чем шире область этой неполовой любви, тем благороднее будет и любовь половая» («Книга для родителей», Соч. в 7 тт., т. 5, М., 1985, с. 172). Однако эту зависимость нельзя понимать буквально. Зрелая половая Л. предполагает гармонич. слияние чувственно-эротич. влечения к определенному лицу и психол. близости, интимности, включающей макс. самораскрытие и понимание другого. У разных людей эти качества выражены неодинаково или могут проявляться в отношениях с разными партнерами. Сама потребность в Л. у разных людей неоднозначна как по силе, так и по содержанию. Одни ищут в любимом свое подобие, другие — дополнение.

Взаимные ожидания и роли партнеров существенно меняются с возрастом и на разных стадиях взаимоотношений (влюбленность, разные фазы ухаживания, этапы супружеской жизни). Характер любовных переживаний взрослого человека тесно связан с глубинными чертами его личности и не может быть изменен произвольно, по желанию.

Первые дет. влюбленности, наблюдающиеся уже у мл. дошкольников, обычно лишены эротич. окраски и не знают половозрастных ограничений. Важной школой психол. интимности и заботы о др. человеке является, наряду с отношениями с родителями, дет. и подростковая дружба, в к-рой вырабатываются важнейшие коммуникативные навыки. По мере полового созревания и под влиянием окружающей среды практически все межличностные отношения и привязанности подростков эротизируются, причем резко активизируется интерес к представителям противоположного пола, приобретающий все более явную эротич. окрашенность. Однако сексуальные потребности и потребность в психол. интимности у подростков вначале разобщены и даже направлены на разные объекты. Юношеская мечта о любви выражает прежде всего потребность в душевной близости, понимании, эмоциональном тепле; сексуальные мотивы в ней почти не выражены или не осознаны. Напротив, эротич. образы подростка зачастую нарочито снижены, примитивно-физиологичны.

У подростков и юношей иногда возникает Л. или сексуальное влечение к лицам собств. пола. У родителей и учителей это обычно вызывает панику и гнев, что крайне осложняет и без того мучительные переживания таких подростков. Однако к этому явлению нужно относиться спокойно и с пониманием. У большинства подростков гомоэротич. увлечения с возрастом проходят, уступая место гетеросексуальным. Для тех же, у кого они остаются навсегда, — это зачастую единственно возможный вид Л. Преследовать ее жестоко и бесполезно. Единственное, что могут и должны сделать в этом случае любящие родители — постараться понять и поддержать своих детей в этом трудном жизненном испытании, когда им кажется, что весь мир против них.

Мн. подростковые «романы» имеют откровенно придуманный, игровой характер, в них посвящается весь класс, отношения обсуждаются с друзьями. Взрослым такие отношения могут казаться безнравственными. Однако ритуал ухаживания, хотя он нигде не кодифицирован, достаточно сложен и для его освоения требуется время. Кроме того, игра в Л. и подлинная влюбленность часто переходят друг в друга, оценить их соотношение со стороны трудно. Это требует от взрослых высокого пед. такта.

В юности Л. усложняется, приобретает взрослый характер и нередко перерастает в интимную близость. Возможность ранних половых связей, беременности, заражения венерич. заболеваниями и т. д. вызывают озабоченность учителей и родителей и враждебно-настороженное отношение к юношеской Л. и вообще любым контактам между юношами и девушками. Однако такое отношение отнюдь не помогает нравств. воспитанию подростков и часто приводит к противоположным результатам. Гуманистич. педагогика отвергает идею вседозволенности, поскольку деиндивидуализация сексуальных отношений обедняет человеческие чувства и обесценивает Л. Но не следует отождествлять нравств. чистоту с асексуальностью. Юношеские чувства требуют бережного и тактичного отношения. В. А. Сухомлинский справедливо требовал изгнать из школы нескромные и ненужные разговоры о Л. воспитанников, к-рые один пятнадцатилетний подросток назвал «ощупыванием сердца железными рукавицами». Что же касается предотвращения «нежелательных» последствий и опасностей, для этой цели существует нравств. воспитание и подготовка школьников к браку, включающая в качестве необходимого элемента науч. сексуальное просвещение. Имея дело со старшеклассниками, нужно апеллировать не к сомнительным доводам наивного биол. эгоизма («смотри, не повреди своему здоровью!»), а к взрослому чувству социальной и моральной ответственности, помогая им трезво взвешивать серьезность собств. чувств и меру своей социальной зрелости, трудности раннего материнства, специфич. проблемы ранних браков.

Лит.: Соловьев В. С., Смысл любви, Собр. соч., т. 7, СПБ; Стендаль, О любви, Собр. соч., пер. с франц., т. 4, М., 1959; Бердяев Н. А., Эрос. и личность, М., 1989; Кон И. С., Дружба, М.; Фромм Э., Искусство любви, пер. с англ., в. 1, М., 1990; Философия любви. Хрестоматия, М., 1991. И. С. Кон.

 

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Российская педагогическая энциклопедия

Найдено схем по теме ЛЮБЛИНСКАЯ Анна Александровна — 0

Найдено научныех статей по теме ЛЮБЛИНСКАЯ Анна Александровна — 0

Найдено книг по теме ЛЮБЛИНСКАЯ Анна Александровна — 0

Найдено презентаций по теме ЛЮБЛИНСКАЯ Анна Александровна — 0

Найдено рефератов по теме ЛЮБЛИНСКАЯ Анна Александровна — 0